Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

Взыскание неустойки по день фактического исполнения обязательства

Взыскание неустойки по день фактического исполнения обязательства

Опубликовано 27.01.2016

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2015 N 10АП-6955/2015 по делу N А41-23524/15

Истцом также заявлено требование о взыскании пени в размере 0,5% в день, начисляемых на сумму задолженности по оплате поставленного товара, начиная с 07.04.2015 и по день фактического исполнения обязательства.

Пени являются текущей санкцией, начисляемой периодически с момента, когда платеж должен был быть совершен, и до момента, когда он был фактически произведен (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.02.1996 N 8244/95).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 22 "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта", по смыслу статей 330, 395, 809 Гражданского кодекса Российской Федерации истец вправе требовать присуждения неустойки или иных процентов по день фактического исполнения обязательства.

Поскольку денежное обязательство до вынесения решения по настоящему делу не исполнено, требование о начислении пени до момента фактического возврата задолженности из расчета размера неустойки, установленного сторонами в пункте 7.1 договора, начиная с 07.04.2015 по дату фактической оплаты задолженности, правомерно удовлетворено судом первой инстанции.

Согласно пункту 2 вышеупомянутого Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2011 года N 81 никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2015 N 09АП-43993/2015-ГК, 09АП-44876/2015-ГК по делу N А40-74197/15

Действительно, как правильно указывает истец в апелляционной жалобе, п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2012 г. N 22 не признан не подлежащим применению в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 г. N 25, в связи с чем вывод суда первой инстанции о невозможности начисления неустойки по день фактической оплаты задолженности является неверным.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2015 N 09АП-46586/2015 по делу N А40-67070/2015

Судом первой инстанции обоснованно указано на отсутствие оснований для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ, поскольку соответствующего заявления со стороны ответчика не поступило (абзац 2 пункта 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. N 81).

Кроме того, истцом было заявлено требование о начислении пени в размере 0,2% в день, начисляемых на сумму задолженности по оплате поставленного товара, начиная с 06.06.2015 г. и по день фактического исполнения обязательства.

Как следует из Пункта 1 Постановления ВАС РФ от 04.04.2014 г. N 22 по смыслу статей 330, 395, 809 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) истец вправе требовать присуждения неустойки или иных процентов по день фактического исполнения обязательства.

Оценив все имеющиеся доказательства по делу, апелляционный суд полагает, что обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы - установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

 

Однако есть и другая практика, когда суд занимает противоположную позицию.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2015 N 09АП-46207/2015 по делу N А40-117339/2015

Согласно статье 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Между тем, законом не предусмотрена возможность предъявления требования о взыскании неустойки, начисленной по дату исполнения решения суда, то есть неустойка может быть начислена только за конкретные временные периоды.

Таким образом, суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования о взыскании неустойки за период с 20.08.2015 по дату исполнения решения суда.

Апелляционная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, по следующим основаниям.

Абзац 1 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 04.04.2014 "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта" содержит утверждение о том, что по смыслу статей 330, 395, 809 Гражданского кодекса Российской Федерации истец вправе требовать присуждения неустойки или иных процентов по день фактического исполнения обязательства.

Весь последующий текст постановления содержит только толкование применения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации о начислении процентов на присужденную судом денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта.

Сравнительный анализ статей 330, 332 и 395 Гражданского кодекса Российской Федерации свидетельствует о том, что только пункт 3 статьи 395 Кодекса, в силу того, что данной статьей закреплен особый вид гражданской ответственности, отличающийся от неустойки и убытков, дает право кредитору на заявление искового требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами по день уплаты суммы этих средств.

Однако и эта норма права дает возможность сторонам самим определять более короткий срок для начисления процентов в договоре и предусматривает возможность ограничения такого срока начисления процентов законом и иными правовыми актами.

Постановление Пленумов Верховного Суда Российской Федерации N 6 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" в пункте 50 рассматривает проценты за пользование чужими денежными средствами, установленные статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, в одном ряду с убытками и неустойкой, а не как разновидность какой-либо из этих мер ответственности.

Статьи 330 и 332 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат подобного положения о взимании неустойки на будущее.

При определенных условиях даже по прекращенному договору неустойка в силу пункта 3 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит также начислению до окончания исполнения сторонами обязательств.

Однако буквальное содержание и толкование статей 330, 332 Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе и в совокупности со статьей 425 Гражданского кодекса Российской Федерации, не позволяет толковать норму статьи 330 Кодекса, как предоставляющую право кредитору взыскивать в судебном порядке неустойку на будущее, как это прямо предписано законом в пункте 3 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в отношении процентов за пользование чужими денежными средствами.

В пользу ограничения права кредитора на предъявление иска о взыскании неустойки за твердо определенный период (в том числе и тогда, когда конечный срок такого периода определен конкретной датой исполнения обязательства в полном объеме) свидетельствуют и предусмотренные законодателем основания уменьшения неустойки и учета вины кредитора (статьи 333 и 404 Гражданского кодекса Российской Федерации), которые не могут быть применены судом с учетом возможных (предполагаемых) в будущем обстоятельств. При рассмотрении требования о взыскании неустойки неизбежно возникает проблема учета фактических отрицательных последствий допущенного должником нарушения в силу компенсационной природы санкции и общих начал гражданского права, принципа соблюдения баланса интересов сторон, а также требований добросовестности, разумности и справедливости. Взыскание неустойки на будущее фактически приводит к невозможности применения данных норм к такому требованию, поскольку возможность и размер снижения ответственности за нарушение обязательства должны обсуждаться судом с учетом конкретных обстоятельств спора.